Признания Роберта Соловея

Берегись Америка. После 3 лет, 8 месяцев и 27 дней заключения Роберт Соловей, прозванный федералами «Королем спама», снова получил доступ к электронной почте.

В своем первом интервью после выхода из тюрьмы Соловей клянется в том, что завязал со спамом: «Если я начну отправлять спам, то нарушу условия освобождения и все, мне конец. Я стал предельно аккуратным во всем, что касается электронной почты. Я даже не буду добавлять адреса в копию, а лучше отправлю e-mail каждому по отдельности». Согласно условиям освобождения, полиция будет мониторить каждый e-mail и каждый сайт, который Соловей будет открывать в течение следующих 3-х лет.

В интернете он разбирается на уровне 2007 году, когда был арестован, а MySpace считался самой крутой социальной сетью. Но все это закончилось на прошлых выходных, когда спамер вышел из тюрьмы. Теперь Роберт делает все возможное, чтобы наверстать упущенное. «Я никогда не логинился в Facebook, но слышал, что это круто. У меня есть ограничение на доступ к ресурсам, где есть возможность организовывать рассылки, а в Facebook это встроенная опция», – говорит Соловей.

Ему 31 год. До того, как попасть за решетку, Соловей был наказанием для всего американского интернета. Он получал огромное удовольствие, отправляя спам, и бросал вызов федеральным агентам, пытавшимся его выследить. Он не только продавал Виагру, как большинство спамеров, но и за $149 он обучал тысячи других людей этому ремеслу. Организация Spamhaus впервые внесла его в черный список еще в 2001 году, а позже получила доказательства того, что “Соловей нанимал разработчиков вирусов для создания сетей спам-зомби”.

Соловей соглашается с тем, что за время своей деятельности отправил более 10 триллионов спам-сообщений. Он отказывается обсуждать, КАК он это делал, но после долгих расспросов сообщил, что зачастую прибегал к помощи ботов – удаленно контролируемых с помощью программного обеспечения тысяч компьютеров ничего не подозревающих пользователей. «Я хочу сказать, что пробовал разные методы», – говорит Соловей. – «Я срезал углы и делал вещи, которые не должен был делать. В свое время я перешагнул черту и уже не контролировал себя».

Жертвы Соловея могут вздохнуть с облегчением узнав, что Король Спама больше не живет так роскошно. Порше и Мерседесы, экстравагантные набеги на Лас-Вегас, доходы до $20 тысяч в день – все это осталось в прошлом. Федералы конфисковали даже 27 пар дизайнерской обуви и все костюмы от Armani и Prada. У Соловея нет машины и всего несколько сот баксов на счету в банке. Сейчас он живет в небольшой студии в Сиэтле и работает в сервисе по печати за $10 в час. Годы за решеткой заставили его задуматься. «Всему, что я сделал, нет оправдания. Это было достаточно эгоистично. Я бы даже назвал это социопатической активностью», – говорит Соловей. – «Я жил двойной жизнью и был не очень счастлив сознавать это».

Все началось с тяжелого детства. Соловей вспоминает, что у него не было друзей, он сторонился общества и не имел никакого самоуважения. Он страдал от лишнего веса, часто бился в судорогах синдрома Туретта и постоянно пребывал в депрессии. Его убежищем был компьютер Apple II и модем для подключения к низкоскоростному тогда еще интернету. «Я никогда не ходил на футбол или танцы, я закрыл себя в комнате», – вспоминает Соловей. Но в онлайне, скрываясь за ником «Хранитель», Соловей был популярен.

Сеть развивалась, и однажды Роберт решил продать через интернет свою коллекцию игрушек Star Wars и различные дополнения к Super Nintendo. Поступило несколько небольших заказов, и он подсел. «Именно тогда я понял, что это моя новая страсть», – рассказывает Соловей. Когда он уже не мог продавать свои собственные игрушки, парень начал рассылать письма незнакомцам, предлагая купить у них что-нибудь, чтобы потом выгодно перепродать. Он начал зарабатывать сотни долларов за неделю, не прилагая больших усилий. «Этот тип заработка мог одурманить любого в таком юном возрасте», – говорит Соловей.

Бизнес Соловея процветал, как и его мастерство по рассылке спама. В 17 лет он понял, что люди могут заплатить ему за его умения «интернет-маркетолога». На скорую руку Роберт собрал вместе несколько программных продуктов и маркетинговых планов, продавая этот пакет за $149. «В конце 90-х интернет все еще напоминал Дикий Запад», – вспоминает Соловей.

Стремительное увеличение доходов преподнесло Соловею и новый урок. «Как только у меня появились деньги, люди сразу стали ко мне более добры и внимательны», – признается он. Годами, благодаря спаму, Соловей покупал себе дома, устраивал грандиозные вечеринки и заводил новых друзей. Они старались не интересоваться родом его занятий, а спамер продолжал развлекаться. Но по мере совершенствования технических методов провайдеры и фирмы по обеспечению безопасности в интернете начали выслеживать Соловея.

Его бизнес выпал из правового поля, и в какой-то момент Роберт даже стал платить тысячи долларов в день, чтобы его сайт оставался активным, и рассылки продолжались. Он начал получать угрозы и пакеты с белым порошком. На его машине кто-то нацарапал злобное предупреждение. Соловей вспоминает свою реакцию на все это: тратить больше, спамить больше, нанимать больше адвокатов. «Если люди решили так со мной поступать, то к черту всех. К черту весь мир!» – рассказывает Соловей. – «Тогда я думал, что непобедим. Я был неприкасаемым!»

Однако Кетрин Варма, помощник прокурора Сиэтла, думает иначе. Она обвинила Соловея в распространении спама, мошеннических операциях и уклонении от уплаты налогов. Когда его арестовали, у Соловея в телефонной книге было более 400 контактов. Как только он попал за решетку, все эти друзья исчезли из его жизни так же быстро, как и появились.

Теперь, оказавшись на свободе, Соловей говорит, что хочет посвятить жизнь обучению пользователей и бизнеса тому, как избежать спама. «Я хотел бы помочь и готов делиться секретами того, как работает индустрия киберпреступности», – уверяет он. – «Если вы не знаете, кто перед вами, то, как и на любой войне, не сможете определить, с чем столкнетесь на поле боя».

Соловей говорит, что получил свой урок, но при этом понимает людей, которые продолжают смотреть на него скептически: «Я не ожидаю, что кто-то должен сразу поверить моим словам. Это произойдет тогда, когда все убедятся в моих благих намерениях».

Источник: wired.com

Pin It

Comments are closed.