Креатив вне зоны комфорта


Как отмена митингов в одном агентстве заставила креативщика думать вне зоны комфорта.

У нас есть еще один перевод на эту тему: Власть неуверенности

В агентстве Grey, Нью-Йорк, кто-то выдвинул радикальную идею: чтобы быть креативным, нужно располагать временем для придумывания креативных идей, вместо того чтобы томиться под гнетом бесконечных приглашений на митинги в календаре. Наш босс, Тор Мирен, согласился с этим и постановил сделать утро каждого вторника с 9 утра до 12 дня Временем Вне Митингов. Это официально санкционированное время, предоставленное нам, чтобы, используя любые доступные методы, развивать мышление и посвящать его идеям, которые мы вечно откладываем. Это время создано не только для копирайтеров и арт директоров. Это была ранее невиданная масштабная акция для всего агентства. Я думала, будет здорово. Но мне и в голову не приходило, что эксперимент по расширению креативного сознания, о котором я мечтала, окажется таким болезненным.

Мой план заключался в том, чтобы Заставить Себя Узнать О Чем-то, Что Меня Не Интересует. Я решила: вместо того чтобы глубже погрузиться в собственную зону комфорта, я должна нырнуть в неизведанное и попытаться установить значения и связи. Если бы я смогла окинуть свежим взглядом те сферы, к которым ощущала нулевой интерес, возможно, я смогла бы найти свежий подход и к прочим сферам. Копирайтеру это всегда на пользу. Мне предстояло стать исследователем. Должно было быть весело.

Я ошибалась. Выходить за пределы своей зоны комфорта — и это вообще-то очевидно — дискомфортно. Даже болезненно.

Я не невролог, но теперь абсолютно уверена, что синапсы в нашем мозге предпочитают известные пути. Это быстро и просто. Отклонения доставляют боль. Хотя я считаю себя человеком, открытым для всего нового и свободным от предубеждений, вероятно, я все же преувеличиваю свою степень своей открытости. Как будто ты узнаешь о своей плохой привычке, хотя и не предполагал, что она у тебя есть. Да уж, отлично!

Поиск тем, к которым ты не испытываешь никакого интереса, сложнее, чем может показаться. Но у меня была миссия, и в ходе нее я предпринимала попытки развить свое мышление с помощью следующих тем:

 

Рик Санторум

Я не люблю политику. Мне очень, на самом деле, очень не нравится уровень политического дискурса в этой стране. К тому же, я совсем не фанат вязаных жилеток. Так что Рик стал для меня идеальным кандидатом.
Хватило 3,2 секунд просмотра видео на YouTube, чтобы понять: когда речь заходит о Рике, мои синапсы переходят в режим отключки. Пара строк в статье вызвала тот же эффект. Мне нужно было сконцентрироваться, чтобы постараться по-настоящему понять, о чем он говорил. Я пыталась снова и снова, но каждый раз терпела неудачу. В конце концов, я нашла в себе силы немного разобраться в том, что он за человек.

История, которую я узнала, была печальной. Его сын Габриэль родился на 20 неделе и умер, когда ему было 2 часа от роду. Затем Рик с женой забрал тело младенца домой, чтобы дети могли увидеть своего брата. Окей, это необычно. Но вот момент, который здесь для меня имеет ключевое значение: он хотел удостовериться, что этого малыша тоже воспринимали, как члена семьи, чтобы с малышом тоже считались. Мне хорошо знакомо это чувство. У меня было 3 выкидыша. Дело в том, что любить ребенка ты начинаешь задолго до его рождения. Ты начинаешь мечтать и заботиться о нем ровно с той минуты, когда узнаешь о беременности. Потеря очень ощутима и нуждается в признании окружающих в какой-то мере.

Затем внезапно это желание чувстовать значимость придало в моих глазах новый смысл его взгляду на не очень дружелюбное отношение к верующим на дебатах в телепередаче Public Square. Каждый заслуживает, чтобы его услышали. Каждый заслуживает, чтобы с его мнением считались. Какими бы ни были твои верования. Верующим не должны затыкать рот. Хотя, я вот думаю, некоторые из них порой несколько нетерпимы по отношению к другим участникам Public Square, но это уже другая история.

Дело в том, что заставив себя найти какую-то зацепку, связь, что-то для меня интересное, я это нашла. Теперь я смогла взглянуть на господина Санторума как на личность, с чьим мнением я не согласна, а не просто как на карикатурного политического персонажа. Думаю, у него абсолютно искренние мотивы, пусть я никогда и не проголосую за него. Таким незамысловатым способом, особо не испытывая уважения к теме, технически я смогла повысить уровень политического дискурса в этой стране на 1/313,000,000.

Так я заставила свои упрямые синапсы направиться непривычным для них путем, заставила их потеряться, чтобы им пришлось найти или создать новый путь.

 

Секретная жизнь планктона

Я наткнулась на этот короткий документальный фильм совершенно случайно. То, о чем там рассказывалось, было явно за гранью моих интересов. А это означало, что я должна была это посмотреть. Не хочется разочаровывать планктон, но его жизнь не кажется мне сколько-нибудь таинственной. Это просто долгое бесцельное копошение. Мне приходилось подавлять желание нажать кнопку «выключить». Мои нетерпеливые синапсы чуть не лишили меня возможности увидеть создания, вид которых вдохновлял художников на создание инопланетян в сай-фай фильмах. Также как и тех, кто способен светиться как Оливия Ньютон-Джон в Xanadu. Искусство — повсюду.

 

Федеральный резервный банк Нью-Йорка

Я не думала, что экскурсии по ФРБ окажутся таким уж скучным занятием, но, как со мной уже случалось во время этого эксперимента, я ошибалась. Несмотря ни на что, я осилила экспозицию монет, где среди драхм и дублонов я наткнулась на:

1. Сундук с золотыми слитками — старый деревянный ящик, который на шестах могли поднять четверо мужчин. Это напомнило мне фильм «Индиана Джонс: В поисках утраченного ковчега» и натолкнуло на мысли о ковчеге поменьше. Я представила, как четверо мужчин медленно несут его (эти золотые кирпичики довольно тяжелые), и эта картинка выглядела как живое воплощение поклонения деньгам.

2. Я бродила в одиночестве, пока туда не прибыла группа подростков — предположительно из мужской средней школы. Некоторое время спустя я решила, что пора закругляться, и перед выходом заскочила в дамскую комнату. Тут-то я и встретила всех девочек из этой школы. Мне захотелось сказать: «А ну-ка выметайтесь отсюда и надерите задницу валютной системе!» Но мне не хотелось выглядеть в их глазах Той Сумасшедшей Леди из туалета Федерального Резерва, которую они встретили во время своего визита в Нью-Йорк.

А теперь…
Попытки заставить себя узнать что-то о вещах, которые меня абсолютно не интересуют, потребовали терпения. Но я действительно рада результатам, которые принес мне этот эксперимент. Понимание, что для установки связей может потребоваться время. Осознание, что непривлекательное решение также имеет ценность. Так что теперь в работе я стараюсь использовать больше подходов, чем делала это раньше. Я выбираю неизвестный путь. Размышляя, я каждый раз стараюсь сделать что-то по-новому. И слежу за тем, чтобы на столе всегда лежало обезболивающее.

Говоря откровенно, трачу ли я каждый вторник три часа на развитие своего мышления? Нет. Бывает, что в эти вторники я слишком занята, так что я пропускаю это занятие или уделяю ему всего 30 минут. Но выход из зоны комфорта — теперь обязательный пункт в моего календаре каждую неделю. Это мое вечное напоминание о том, что необходимо повышать гибкость синапсов. Даже если это будет больно, я думаю, это того стоит. Уверена, что это поможет расширить зону ваших возможностей. И это касается не только креатива.

Джина Склафани является Креативным Директором в нью-йоркском офисе агентства Grey New York. Она работала на такие бренды, как Downy, Pringles, Kraft, Seagram’s, Mars, Hasbro и Panadol, а также Ad Council.

Источник: fastcocreate.com

Автор: opzarkol

Pin It